Статьи » Воскресная школа » 7. Обучение по-христиански

09:30
7. Обучение по-христиански

Миссис Спарк считает себя художником. Она полагает, что работа учителя родственна творчеству живописца или дирижера. «Дети - это не машины, которые можно запрограммировать, - говорит она. - Я предпочитаю использовать артистизм и драматическое искусство, а также нечто неожиданное, способное удивить учеников. Я тщательно планирую свои уроки, стремясь к тому, чтобы чувство радостного волнения не покидало моих учеников в процессе обучения. Я хочу, чтобы в них пробудилось желание исследовать, думать и изобретать. По крайней мере один раз в день я пытаюсь сделать нечто особенное, чтобы выявить эстетическую сторону преподавания. Я хочу, чтобы мои ученики не только ценили красоту вокруг себя, но и научились бы оценивать, каким образом мы, люди, можем сами творить ее».

На уроках естествознания при изучении темы «Погода и климат» кабинет миссис Спарк превращается в выставку красочных плакатов и рисунков, сделанных учениками. Миссис Спарк показывает видеозаписи смерчей, метелей и гроз. Ученики разыгрывают ситуации, представляя, какое влияние оказывают на людей природные явления, как местные, так и происходящие в различных регионах земного шара. Они зарисовывают в тетрадях типы облаков, которые наблюдали в течение первых двух недель изучения данной темы. В конце изучения темы ученики представляют видео­записи с прогнозами погоды, составленными на основе полученных знаний. Миссис Спарк рассматривает преподавательскую деятельность как искусство.1

Миссис Шарп, напротив, стремится проявить свое мастерство в использовании различных технических приемов. Она очень тщательно планирует свои уроки, определяя конечные цели. В классе она излагает материал быстро, но в небольших объемах. Учительница дает подробные инструкции и пояснения. Чтобы убедиться, что ученики поняли тему, она задает большое количество вопросов и приводит множество примеров, постоянно повторяя новые понятия. Миссис Шарп часто дает небольшие самостоятельные задания и тщательно контролирует их выполнение. Она организует работу таким образом, чтобы уже на начальных этапах число успешно выполненных заданий составляло не менее 80%, а на последующих - не менее 90%.

Изучая с учениками тему «Погода и климат», миссис Шарп, тщательно продумав структуру занятий, на первых уроках рассказывает о слоях и составе атмосферы, о воздействии солнца и о круговороте воды в природе, о движении воздушных масс и водных течениях. Затем она знакомит учеников с факторами, оказывающими влияние на погоду, на типы облаков и атмосферные фронты, и объясняет, как предсказывают погоду. Ученики подробно записывают услышанное, им часто предлагается зачитать небольшие отрывки из конспектов, а также устно или письменно ответить на вопросы. Миссис Шарп использует три видеокассеты, которые позволяют пояснить и расширить некоторые понятия лучше, чем это можно сделать в устном рассказе. Через каждые три-четыре дня учительница предлагает проверочную работу, что, с одной стороны, не позволяет ученикам расслабляться, а с другой - служит для нее обратной связью, помогающей оценить качество ее преподавания. Миссис Шарп считает, что обучение - это наука.2

Метафоры обучения

Для описания и характеристики обучения используются разнообразные метафоры. Они важны, поскольку оказывают влияние на то, как люди представляют себе процесс обучения и как воплощают его на практике. Метафоры раскрывают некоторые важные особенности процесса обучения, но часто являются ограниченными и односторонними. Причина заключается в том, что в основе метафор лежат своеобразные представления отдельной личности о мире, эти личные представления не дают возможность в полной мере оценить всю сложность и богатство Божьего творения.

Обучение как искусство и обучение как наука - две наиболее распространенные метафоры, используемые для описания процесса обучения. Взгляд на преподавание как на искусство выдвигает на первый план важность творческого и эстетического подходов в обучении. Человеческие существа нельзя рассматривать как объекты, подлежащие обработке на конвейере. Обучение только выигрывает, если в него привносятся артистизм и непосредственность. Эстетические оценки и критерии безусловно важны для преподавания. Они побуждают учащихся к освоению материала и помогают развитию их способностей.

Состояние радостного подъема, вызванного умело организованным общением, повышает эффективность восприятия материала.3 Однако преподавание - это нечто значительно большее, чем искусство. Разве основное внимание в процессе обучения не должно быть сосредоточено на содержании, которое мы стремимся передать? Апостол Павел был известен своими длинными проповедями и сложным литературным стилем. Однако содержание его посланий представляло такую важность, что оно и поныне имеет огромное влияние. Если на обучение смотреть только как на искусство, то мы можем потерять некоторые специфические цели обучения.

С другой стороны, при подходе к обучению как к науке, основное внимание уделяется точности выполнения заданий и конкретному результату обучения. Сторонники такого подхода дают полезные рекомендации относительно того, как обучать конкретным знаниям и умениям, как предупреждать или разрешать трудности при руководстве классом. Использование идеи Розеншайна о «прямом указании» и Блума о «совершенствовании в учении» еще раз показало нам, как важно иметь четко сформулированные цели, ожидать от учеников высоких результатов и оказывать им регулярную поддержку.

Однако в основе метафорического сравнения обучения с наукой лежит ложное представление о том, что поведение человека предсказуемо и им следует управлять, полностью контролируя его. При таком подходе не учитывается, что учащиеся и учителя привносят в процесс обучения присущие им личностные особенности и индивидуальный опыт. Ученики - это активные участники учебного процесса, которые неодинаково реагируют на одни и те же побудители. Личностные особенности учеников и их мотивация оказывают сложное воздействие на процесс обучения. Далее, сторонники этого подхода нередко концентрируют внимание на достижении сиюминутных результатов и не уделяют должного внимания общим перспективным целям, а также условиям, в которых происходит процесс обучения. Последние исследования показывают, что даже при обучении специальным знаниям и умениям преимущества обучения, построенного на отвлеченно-научных концепциях, не очевидны, если их оценивать в долгосрочной перспективе.4

Обучение как искусство и обучение как наука являются, вероятно, са­мыми распространенными метафорами обучения, но они, бесспорно, не един­ственные. Нил Поустмен рассматривал обучение как разрушающую и, в то же время, сохраняющую деятельность. В 1969 году он выдвинул тезис о том, что преподавание должно разрушить общественные идеи и отношения, которые распространяют смущение и суету.5 Учеников следует учить тому, как форму­лировать и решать проблемы, не давая им готовых ответов. Сегодня препода­ватели нео-марксисты считают, что в школе в процессе обучения необходимо проводить идею освобождения от гнетущего контроля со стороны общества, включая тот, который существует в современных школьных структурах.

Учителя, естественно, не должны способствовать примирению учеников с существующим положением вещей в светском обществе, в котором доминируют материалистические идеи. Детям действительно необходим «простор», чтобы развиваться и быть восприимчивыми к обучению, но та свобода, о которой говорят нео-марксисты, диаметрально противоположна призыву апостола Павла: не сообразовываться с веком сим, но преобразовываться обновлением ума (Рим. 12:1,2). Педагоги-радикалы полагают, что, разрушив существующую систему, мы сможем создать идеальный строй, некую утопию. Однако они не могут дать критерии, которые будут определять образование после такой революции.6

Поустмен честно признал, что его метафора, хотя и отражала некоторые недостатки системы образования того времени, но оказалась неудачной. Десять лет спустя он написал, что обучение следует рассматривать как сохра­няющую деятельность,7 то есть обучение должно сохранять то ценное, что наше общество часто отвергает. Например, мы должны обращать достаточное внимание на грамотность в эпоху развития технических средств передачи информации. Нам следует иметь определенные нормы в отношении одежды, в противовес неформальному стилю, который предпочитают подростки. И в то время, когда в обществе преобладает поверхностный взгляд на сущность вещей, мы должны проявлять глубокомыслие и мудрость. Эти мысли заслу­живают внимания, однако метафора Поустмена ничего не говорит о позитивных направлениях образования. Она не помогает нам определить, что именно сле­дует сохранить, и не указывает, как воплотить в жизнь позитивные цели.

Кирен Иген предлагает еще одну метафору, а именно - обучение как рассказывание историй.8 Он считает, что теория Пиаже о роли мышления в процессе познания слишком ограниченна, чтобы ее использовать в классе. Иген указывает, что дети очень рано начинают воспринимать абстрактные понятия, особенно те, которые он называет бинарными оппозициями (например, добро и зло, смелость и страх). Поэтому, продолжает он, в начале каждой темы или серии уроков необходимо создать ощущение конфликта, или драматического напряжения. Дети действительно могут осознанно, хотя и не на вполне аналитическом уровне, воспринимать идеи библейских и других историй. Очень часто дети инстинктивно и по-своему воспринимают человеческие намерения и чувства, отраженные в рассказах. Однако сведение всего процесса обучения к рассказыванию историй является односторонним и искусственным. Иисус понимал ценность рассказов и притч при обучении Своих учеников, но Он также учил на собственном примере, показывал и непосредственно наставлял. Данная метафора, как и все остальные, отражает некоторые необходимые составляющие процесса обучения, но не дает полного понимания его сути.




Смотрите также:
Категория: Воскресная школа | Просмотров: 1855 | Добавил: Sergej | Теги: С Богом на уроке | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Войдите:
avatar